Шофёрские байки или красота – страшная сила


Один знакомый — Серега — рассказал замечательную шоферскую байку. Довелось как-то Сереге гулять у друга на свадьбе. Впрочем, гулять — это слишком громко сказано. Парню досталась тяжелая и неблагодарная работа: сопровождать на своем автомобиле жениха и невесту в составе свадебного кортежа, хлопоты по организации торжества, развоз по домам пьяных гостей и многое другое. Одним словом, все два дня свадьбы — за рулем и ни грамма спиртного во рту.

Парнем Серега был веселым, а потому на второй день он решил развлечься сам и позабавить собравшуюся публику. Для этого Серега надел шикарное вечернее платье и вызывающе ажурные чулки, накрасил губы яркой помадой, подвел тушью ресницы. Венчал этот экзотический наряд неестественно пепельного цвета парик. В таком виде, с трудом ковыляя на «шпильках», Серега передвигался от столика к столику и приставал к гостям, распевая при этом частушки весьма похабного содержания. Мужчинам, из числа тех, кто уже дошел с помощью спиртного до стадии — «ни петь, ни рисовать», Серега определенно нравился, и они с удовольствием усаживали его к себе на колени.

Но надо же было такому случиться, что прямо посреди ночи компании гостей, из числа молодых, но «крутых», понадобилось срочно куда-то съездить. Из всех водителей трезвым оказался один Серега. Ехать было недалеко, на улице уже стемнело, а потому переодеваться он не стал. В Серегину «девятку» кроме него влезло еще человек шесть, и компания двинулась в путь. За рулем Сереге пришлось немного понервничать, потому что то и дело кто-нибудь из веселых пассажиров пытался помочь ему управлять машиной, неожиданно хватаясь за «баранку» и переключая в произвольном порядке скорости. Перегруженную «девятку» бросало на пустынной ночной дороге из стороны в сторону.

По закону подлости в это же самое время в придорожных кустах нес свою нелегкую и опасную службу патруль ГАИ. Естественно, что столь вызывающее поведение «девятки» не могло ускользнуть от бдительного ока стражей порядка. Времена были неспокойные — самое начало 90-х, поэтому, остановив машину, гаишники предусмотрительно взяли под прицел табельного оружия всех, кто находился в салоне, и храбро скомандовали: «Выходи по одному!»


Один за другим из «девятки» стали вываливаться в доску пьяные хлопцы. Все, как один з спортивных костюмах — тогда в таком виде было принято появляться даже на свадьбах. Хлопцы, перебивая друг друга, несли маловразумительную ахинею: дескать, пешком добираться далеко, но добрая девушка согласилась подвезти до места, а потому не надо ее штрафовать. Гаишники, поняв, что нападать на них никто не собирается, вконец осмелели и уже предвкушали сладость «разборок» с дамочкой-нарушителем. Серега вылезал последним. Вечернее платье не могло скрыть мощных бицепсов, декольте являло взору окружающих обильно поросшую волосами грудь, а красная помада резко контрастировала с черной двухдневной щетиной на подбородке.

В те времена секс-меньшинства еще действительно были меньшинствами, и трансвеститы на улицах провинциальных встречались не чаще, чем пингвины в средней полосе, а потому гаишникам было над чем задуматься. Судорожно пытаясь осмыслить происходящее, смущенный страж порядка некоторое время пристально вглядывался в Серегины «права», стараясь при этом не пялиться на него. Затем, перевернув «права» вверх ногами, гаишник еще раз сверил фотографию на документе с оригиналом, нашел-таки нарушение и выдал нетленное:
— Почему ездите без очков?
— В косметичке оставил, — мгновенно нашелся Серега.

Юмор в такой запредельной ситуации стоил ему дорого: всю компанию вместе с машиной доставили в отделение милиции «для выяснения обстоятельств». Хлопцев вскоре увезли в вытрезвитель, а машину поставили на штрафстоянку, так как у Сереги оказалась не в порядке доверенность, по которой он ездил. Часов в шесть утра Серегу отпустили. Свою прогулку в женском обличье по утреннему городу он помнит до сих пор: косые взгляды еще не до конца проснувшихся прохожих, лай перепуганных дворняжек и мужчину приятной наружности, который робко пытался назначить Сереге романтическую встречу, оставив на всякий случай свой номер телефона.

Теперь Серега на полном серьезе считает себя «пионером транссексуальной революции», но переодеваться на свадьбах в женское платье почему-то упорно отказывается.